Исследование российских самогонов

Исследование российских самогонов.

Нужный Владимир Павлович

Глубоко ошибается тот, кто думает, что изготовление крепких алкогольных напитков в домашних условиях, называемое у нас самогоном, является уникальным Российским феноменом. Свой самогон из самых неожиданных продуктов варят на Балканах (ракия, сливовица), в Венгрии (палинка), в Индонезии и Малайзии (крепкий туак), в странах Средней Азии (арак), в Украине, Молдавии и на Кавказе (тутовка, чача) в Бразилии (кашаса, текила), в Мексике (агурдиенте), в Танзании (гонго), в Индии (фени, тодди), в Японии (сакэ) и многих других местах земного шара. Более того, все промышленно производимые дистилляты в свое время были алкогольными напитками домашнего изготовления.

Историческая справка самогона в России

Самогон варят не только в слаборазвитых странах, но и в благополучных, малопьющих станах Западной Европы. Автору этих строк довелось побывать в Швеции, куда наша парламентская делегация ездила набираться антиалкогольного опыта. Шведские чиновники сначала наотрез отказались говорить о самогоноварении, но потом признались, что по их прикидкам до 10% потребления крепкого спиртного приходится на яблочный самогон, который варят преимущественно на юге страны.

Главная причина данного феномена – нищета населения, которое не может себе позволить роскошь употребления промышленно производимого алкоголя. Есть и другая причина, в основе которой лежат любознательность и вкусовые пристрастия вполне добропорядочных обывателей. Благодаря Интернету самогонные гурманы всего мира объединяются в виртуальные сообщества почитателей этого зелья, делясь рецептами ферментации и перегонки, разбирая достоинства и недостатки тех или иных дрожжевых культур, а также вкусоароматические достоинства своих произведений. Такие гурманы есть везде – в США, Канаде, ЮАР, Австралии, европейских странах, на Филиппинах и даже в Монголии. В Российской Федерации в 1990-е годы и первой половине 2000-х годов был еще один побудительный мотив самогоноварения – опасение отравиться паленой водкой.

Оставим в покое заграничные самогоны и окунемся в отечественную алкогольную историю. О домашнем винокурении мы знает главным образом по государственным указам, которые запрещали или регламентировали эту разновидность народной самодеятельности. Последнее не удивительно, поскольку самокуренное спиртное всегда было конкурентом казенному, что существенным образом ограничивало наполнение бюджета. По-видимому, первым, кто всерьез озаботился данным обстоятельством, был Петр I. За годы своего правления он неоднократно запрещал «домовое» винокурение. Однако жизнь внесла свои поправки, поскольку правящая верхушка и низовое дворянство всячески противились высочайшим повелениям. В результате был найден компромисс – в 1716 году была провозглашена свобода винокурения, а винокуры стали облагаться пошлиной. Кроме того, право курить вино предоставили «как вышним, так и нижним всяких чинов людям про себя и на подряд свободно».

Это послабление привело к резкому увеличению дворянских и купеческих винокурен, которые стали продавать спиртное в обход казенных кабаков. Поэтому последовали новые ограничения, которые строго предписывали, кому и сколько можно делать вина на домашние нужды.   Разрешалось заниматься этим делом только тем, кто проживал в сельской местности, а перевозить спиртное из деревни в городские дома запрещалось. К примеру, в середине XVIII столетия разрешалось курить вина от 30 до 1000 ведер в год в зависимости от класса, к которому принадлежал человек. Не прошло и 15-ти лет, как тотальный запрет на перевозку хлебного вина из загородных имений в город был замен строгими регламентами. Дворянские винокурни в этот период превратились в подобие лабораторий, где применяли самые изощренные способы очистки и настаивания хлебного вина, а напитки превратились предмет хвастовства, гордости и престижа. О винокурении в крестьянских хозяйствах сведений практически нет.

Основным хмельным напитком крестьян в то время было пиво, которое варили в начале зимы в громадных количествах. Первый, известный всплеск самогоноварения среди простого народа случился в 1914 году после объявления военной мобилизации. Начало первой мировой войны было ознаменовано полным запретом на продажу спирта, водки и водочных изделий. Вскоре городской люд перешел на одеколон, денатурат и политуру, а сельский стал гнать самогон. Сухой закон продержался вплоть до октябрьского переворота 1917 года.

борьба с самогономПосле периода революционной смуты и гражданской войны новые власти с революционным энтузиазмом объявили трезвость одним из своих главных социальных приоритетов, запретив производство и реализацию алкогольных напитков крепостью свыше 14 градусов, а позже – свыше 20 градусов. Самогонщики были причислены к врагам трудового народа, и за самогоноварение была назначена кара, предусматривавшая лишение свободы на срок не менее 5 лет с конфискацией не только орудий самогонного производства, но и всего имущества. Логика властей была понятна: зерно должно идти на хлеб, который экспортировался и был основной статьей пополнения бюджета. Тем не менее, в 1926 году первый Советский «полусухой» закон приказал долго жить: потребовались дополнительные средства на развитие индустрии быстро набиравшего силу рабоче-крестьянского государства. Предполагалось также, что свободная продажа водки сделает невыгодным изготовление самогона.

Надеждам этим не суждено было сбыться, поскольку с появлением на прилавках магазинов монопольной водки пышным цветом расцвело самогоноварение. Иначе и быть не могло, так как государство одновременно разрешило варить самогон для личных нужд без всяких ограничений. Выпивка домашней выделки была дешевле монопольной, и потому по всей стране забурлили самогонные аппараты. В результате в 1927 году монопольной водки было продано лишь 1,8 литра на душу населения, что в пересчете на чистый спирт составляло совсем мизерную величину – 0,7 литра. Зато самогона по расчетным данным в том же году было выпито не менее трех литров на ту же душу в пересчете на чистый спирт.Свора самогонщиков

Таким образом, самогонщики стали уверенно конкурировать с государством. Терпеть это безобразие оно, естественно, не могло. Уже в конце 1927 года принимается очередной строгий закон о борьбе с самогоноварением. А спустя два года правительство дополнительно выпускает специальное антиалкогольное постановление, согласно которому партийным и комсомольским ячейкам вменяется в обязанность широко развернуть общественное движение за трезвость и против самогонщиков. Этого, по-видимому, оказалось недостаточно. В 1932 году издается новый закон, которым самогоноварение возводится в ранг тяжкого государственного преступления. На этот раз анти самогонная инициатива властей увенчалась успехом: самогоноварение было почти полностью искоренено, а потребление водки, продаваемой в магазинах, увеличилось. Реализация алкоголя в 1940 году составила 2,3 литра на душу населения. Сказалось и то, что страна жила в режиме почти военного послушания, а любое нарушение производственной или бытовой дисциплины нещадно каралось.

Во время Великой Отечественной Войны стало не до самогона. Зато после ее окончания, а именно в 1948 году прогремел Указ Верховного Совета СССР «Об уголовной ответственности за изготовление и продажу самогона», согласно которому самогонщики карались заключением на срок не менее 6 лет с конфискацией имущества. С этого момента вплоть до середины 1950-х самогонщики ушли в глухое подполье.

Вскоре наступил период советского ренессанса. Начало 1960-х годов многие старожилы вспоминают с теплотой и благодарностью. Ушел в прошлое страх перед внезапным ночным звонком в дверь, вернулись из мест заключения «враги народа» и уголовники, воспрянули поэты, художники и композиторы. В большом почете оказались ученые, которые сразу принялись строить синхрофазотроны, ускорители, водородные бомбы и космические корабли. Воспрянули и самогонщики. Об этом поведали рассекреченные уже в настоящее время материалы государственной статистики. Оказывается, сотрудники Госкомстата СССР потихоньку проводили расчеты объемов самогоноварения, исходя из показателей реализации сахара, который раскупался населением в огромных количествах. Статистики справедливо оценили внезапно проснувшуюся любовь соотечественников к сладкому.

Расчеты показали, что в 1981 году в РСФСР «сахарного» самогона было произведено и выпито около 8 литров надушу населения или 3,1 литра в пересчете на чистый спирт. Объем подушевого потребления монопольно изготовленного спиртного при этом составлял около 10 л чистого алкоголя. Если же приплюсовать самогон, изготовляемый из свеклы, яблок и других даров природы, то самогонная река была еще шире.

Сложившаяся ситуация безусловно заботила руководство страны, но пойти на очередное уничтожение самогонщиков оно не осмелилось ни в период «оттепели», ни позже. Партийные лидеры пошли другим путем. В 1958, 1972 и 1974 годах принимаются постановления и указы по борьбе с пьянством и самогоноварением, где фигурируют, в основном, меры административного, культурно-воспитательного и медицинского характера. Однако повлиять ни на самогоноварение, ни на общую алкогольную ситуацию в стране они уже не могли.

Последний в истории нашей страны наезд на самогонщиков произошел с подачи последнего Генерального секретаря КПСС М.С.Горбачева в период проведения антиалкогольной кампании 1985-1987 годов. По всей стране прокатились показательные судебные процессы над самогонщиками. На экранах телевизоров не менее раза в неделю приходилось видеть горы изъятых у населения самогонных аппаратов самых причудливых форм и конструкций. Количество конфискованных самогонных устройств в некоторых селах почти равнялось числу домов. Начальники районных отделов милиции, забросив прочие дела, строчили победные рапорты об успехах на поприще войны с самогоном. Не остались в стороне и горожане, в том числе научная и творческая интеллигенция. Многие стали совмещать вечерние кухонные посиделки с созерцанием таинственного процесса образования и конденсации паров спирта. Некоторые прекратили использовать ванны по прямому назначению, превратив их в бродильные чаны. Умельцы, работающие на оборонных предприятиях, наперебой предлагали чудеса самогонной техники из нержавеющей стали, титана и жаропрочного стекла.

Результаты антиалкогольной кампании сказались очень быстро. Потребление чистого алкоголя в виде напитков, продаваемых государством, снизилось с 10,5 литра на душу населения в 1984 году до 3,9 литра в 1987 году. При этом самогонная река увеличилась почти в два раза, что вылилось в 7,1 литра чистого алкоголя на ту же душу! Таким образом, на этот раз государство вчистую проиграло войну с самогонщиками.

Исследование самогона.

На борьбу с самогономИсторию государства Российского можно представить, как длинную череду эпизодов борьбы властей с народом за алкогольные деньги. В этой борьбе во всю были задействованы не только экономические, полицейские и пропагандистские меры, но и более изощренные идеологические рычаги. К числу таких рычагов можно отнести книги, журнальные статьи и брошюры, написанные специалистами – профессионалами, в том числе и врачами. В них доступным, а иногда и профессиональным языком рассказывалось и доказывалось, какое разрушительное воздействие на организм оказывает самогон. В качестве примера «научного» обоснования мер, принимаемых в отношении самогонщиков в период проведения последней антиалкогольной кампании можно привести книгу А.Т.Филатова (Алкоголизм, вызванный употреблением самогона. – Киев, 1986). В ней, в частности, сообщается следующее. «Прием даже небольшого количества самогона вызывает грубые изменения психики. У одних возникает выраженное двигательное возбуждение с агрессивными действиями, злобно раздражительным настроением; у других – быстро наступает помутнение сознания, которое переходит в тяжелый сон с сильной головной болью после пробуждения…» или «Вскоре после приема самогона наблюдается ощущение жжения в области желудка, головная боль, тошнота, рвота, повышается артериальное давление, нарушается деятельность почек, в моче обн0аруживается кровь, белок, цилиндры, прекращается выделение мочи.». Более жуткую картину трудно представить.

Между тем, никаких обстоятельных, а тем более систематических исследований токсических свойств самогона вплоть до недавнего времени не проводилось. Были опубликованы результаты лишь нескольких клинических наблюдений. Сообщалось, в частности, о пяти случаях психических расстройств у потребителей араки. Другим авторам, обобщившим результаты многолетнего наблюдения за большим числом больных алкоголизмом, употреблявших самогон, не удалось обнаружить каких-либо специфических особенностей клинической картины опьянения и абстиненции. И, наконец, если исходить из предположения о том, что самогон является тем напитком, который определяет масштабы внезапной алкогольной смертности, можно было бы ожидать, что количество смертельных исходов от отравлений алкоголем во время проведения последней антиалкогольной кампании, которая сопровождалась резким ростом потребления самогона, достигнет чрезвычайно высокого уровня. Однако уровень смертельных отравлений в эти годы был самым низким за всю историю последнего периода (20 лет) существования СССР и постсоветской России.

Лишь в конце 1990-х годов впервые в нашей стране было проведено экспериментальное исследование токсического действия самогона из сахара и меда. Образцы самогона были изготовлены с соблюдением основных приемов, используемых населением. В качестве эталона для сравнения использовали водку. Различия в тяжести и длительности алкогольного опьянения у животных, подвергавшихся воздействию этих жидкостей, отсутствовали. Смертность животных после введения им большой дозы самогонов и водки была также одинаковой. И, наконец, тяжесть синдрома отмены этанола (экспериментальный аналог алкогольного абстинентного синдрома у людей) оказалась тоже одинаковой. Исследование работоспособности сердца и микроскопическое изучение разных органов и тканей крыс после длительного экспериментального запоя обнаружили одинаковые по выраженности патологические изменения у всех подопытных животных. Заключение гласило, что по параметрам острой и подострой токсичности исследованные образцы самогона практически не отличаются от водки.

Вместе с тем оставался открытым вопрос о химическом составе сахарного самогона, который так полюбили россияне. Провести такое исследование помог Международный центр алкогольной политики в Вашингтоне, который в 2001 году инициировал проведение международного исследования под названием «Изучение моделей потребления некоммерческого алкоголя: сравнительное изучение культурных традиций». Полигоном для исследования послужили четыре страны – Танзания, Мексика, Индия и Российская Федерация, которые относятся к числу слаборазвитых или развивающихся стран, где особенно высок уровень потребления алкогольных напитков домашнего изготовления. Программа исследований предусматривала высадку научных десантов в трех разных регионах каждой из этих стран, подворное социологическое обследование производителей и потребителей нелегального спиртного и сбор образцов самогона.

Оставим в стороне слаборазвитых и остановимся на России. Объектом исследования послужили 75 сельских семей, проживающих в нижегородской, воронежской и омской областях (по 25 семей из каждого региона, всего 210 человек). В фиксированные промежутки времени (последние четыре дня второй и четвертой недели месяца) на протяжении четырех месяцев фиксировались частота и стереотип потребления алкоголя, а также количество и разновидность алкогольных напитков, потребляемых респондентами. Было установлено, что основным потребляемым алкогольным напитком является самогон. Соотношение потребляемых самогона и водки – 4,8:1. Половина участников обследования употребляет самогон 4 раза в неделю и чаще. Потребление самогона было типично для всех возрастных групп. Наибольшее потребление самогона зарегистрировано в возрастных группах 30-49 лет и 50 лет и старше. Количество выпиваемого за месяц самогона в среднем на каждого участника исследования составило 1363 мл (мужчины – 2225 мл, женщины – 752 мл). Столь пристрастное отношение к самогону определяется, главным образом, его экономической доступностью (себестоимость почти в 5 раз ниже стоимости водки) и убеждением о более высоком качестве и безопасности алкогольных напитков домашнего изготовления.

81 образец собранного исследователями самогона доставили в Москву, где подвергли детальному химическому анализу. Для сравнения анализировался химический состав образцов промышленных алкогольных напитков, изготовленных методом дистилляции. Почти все образцы были изготовлены из сахара (лишь несколько из патоки) с использованием однократной перегонки. Некоторые напитки их авторы настаивали на коре дуба, лимоне, прополисе, кедровом орехе, листьях чая и других растениях.

Содержание этанола в них колебалось в пределах 24-62% и в среднем составило 41,5%. По химическому составу образцы самогона в целом были весьма похожи на дистилляты промышленного производства. Имелось правда одно резко выраженное отличие – все исследуемые образцы содержали мало метанола, уровень которого колебался в пределах 0,48-28,6 мг/л. Для сравнения, в водке уровень метилового спирта редко опускается ниже 100 мг/л, в виски он составляет 60-150 мг/л, в коньяках 150-250 мг/л, а в граппе 1000-2000 мг/л. В самогонах определялось значительное количество некоторых органических кислот и других нетоксичных соединений, что нетипично для промышленно произведенных дистиллятов.

Согласно полученным результатам самым ядовитым соединением во всех самогонах, как и во всех алкогольных напитках, был этиловый спирт. Все прочие обнаруживаемые в них соединения и примеси не в состоянии нанести какой-либо вред здоровью. Более того, российские самогоны выгодно отличались по содержанию самой ядовитой субстанции – метиловому спирту.Самогон в бутылке

Исследователи пошли дальше и решили научными методами оценить качество самогонов. Для этого все образцы разделили на три группы, в зависимости от содержания в них разнообразных примесей, которые могли бы повлиять на вкус и аромат напитков. Около половины образцов были охарактеризованы, как алкогольные напитки достаточно высокого качества, которые практически не отличались от промышленно произведенных. 30% – качеством похуже и 17,5% были отнесены к низкокачественным. После этого было отобрано 10 образцов самогона, которые существенно различались между собой по химическому составу. Эти образцы, а также два высококачественных алкогольных напитка промышленного производства (коньяк и виски) были представлены на дегустацию в Центральную дегустационную комиссию спиртовой и ликероводочной промышленности при Минсельхозе РФ. Все представленные образцы были обезличены и пронумерованы в случайном порядке. Результаты ошеломили всех. Максимальную оценку получил коньяк (8,37 балла). Следом шел один из образцов самогона (7,87 балла), на третьем месте – виски (7,53 балла). Четыре образца самогона ненамного отличались от него (7,32-7,49 балла), а четыре образца оказались аутсайдерами (6,43-6,76 балла). Услышав такое, ученый люд, наслышанный о проведении этого исследования долгое время, клянчил для дегустации хотя бы глоток народного алкоголя.

Чуть позже похожее, но менее масштабное исследование было проведено в Ижевске, где также было установлено, что по содержанию этилового спирта и высших спиртов тамошние самогоны почти не отличаются от промышленно произведенных дистиллятов.

Казалось бы, появились основания для реабилитации самогона и призыва всем переходить на этот напиток, но не тут-то было. Во-первых, низкий уровень метанола – особенность только «сахарного» самогона. Все прочие, в том числе из Танзании, Мексики и Индии содержат крайне много метилового спирта. Много этой гадости и российских домашних дистиллятах, изготовленных из яблок, груш, слив, плодов шелковицы, абрикосов и других фруктов, содержащих большое количество пектинов. В таких напитках, как правило, очень много и ацетальдегида, который вызывает у любителей этого зелья рак пищевода и желудка. По этой причине некоторые зарубежные исследователи призывают правительства тех стран, где развито самогоноварение, обучать население приемам правильной дистилляции, которая подразумевает отбрасывание головной фракции погона (3-5% от общего количества жидкого продукта).

Надо заметить, в связи с этим, что в нашем народе давно укоренилось мнение, что лучшим самогоном является первач – жидкость, содержащая 60-65% этанола. Именно это представление является косвенной причиной развития тяжелых, порой смертельных отравлений самогоном. Дело в том, что первач обычно выпивают в тех же общепринятых дозах, что и водку, удивляясь потом, что после первого стакана оказываются под столом. На самом деле алкогольная нагрузка на организм, создаваемая первачом в полтора раза выше той, которая возникает после приема эквивалентного по объему количества водки. И, наконец, крепкое спиртное надолго задерживается в желудке, где скорость окисления и всасывания в кровь относительно низки, создавая видимость алкогольного благополучия. При редких, но мощных выбросах желудочного содержимого в кишечник развивается катастрофа – мгновенно и резко увеличивается уровень этанола в крови, вызывая молниеносное опьянение. Молниеносное опьянение опасно не только тем, что в этом состоянии человек может погибнуть замерзнув, получив ожоги от оказавшейся под боком батареи, захлебнувшись в луже или содержимым собственного желудка, а тем, что в этой ситуации по организму рекой разливается ацетальдегид, который крушит и калечит все самое ценное внутри (сердце, печень, сосуды, головной мозг). Поэтому почитателям самогона следует разбавлять свой напиток водой хотя бы до канонизированных 40%.

Если к качеству большинства самодеятельных напитков, выгоняемых населением для себя больших претензий нет, то самогон, выгоняемый на продажу, может преподнести много неприятных сюрпризов. Алчные или убогие самогонщики выжимают из самогонных аппаратов по максимуму, компенсируя низкое содержание этилового спирта разного рода одуряющими добавками. Для этого продукт настаивают на шишках хмеля, курином помете, шифере или, недолго думая, всыпают в него димедрол или еще более опасные лекарственные соединения.

В последние годы ситуация с самогоном, согласно мнению ведущих экспертов алкогольного рынка такова: в сегменте нелегального алкоголя на самогон приходится около 25%. Относительно низкий уровень самогоноварения нынче обусловлен наличием в нелегальном обороте большого количества незаконно произведенного спирта, водки и алкогольных суррогатов достаточно высокого качества. Изготовление самогона требует определенных финансовых затрат (стоимость сахара и дрожжей), физических усилий и свободного времени. По всем этим параметрам самогон является плохим конкурентом другим зельям теневого алкогольного сектора. Однако по мере роста цен на водку ожидается рост самогоноварения, что будет серьезно препятствовать собиранию алкогольной составляющей бюджета страны. Поэтому вполне вероятно введение мер законодательного характера по очередному пресечению самогоноварения. Сейчас же выгонка самогона для собственных нужд в Российской Федерации разрешена. А его продажа на сторону подлежит административному наказанию, как незаконная предпринимательская деятельность. Кстати, украинским самогонщикам жить сложнее. За это дело им полагается штраф от 3 до 10 минимумов дохода граждан. Штрафы за самогоноварение ежегодно приносят украинской казне 1-2 миллиона долларов США, что вполне устраивает власть. Как сказал поэт, «а жизни суть она проста – его уста, ее уста». Суть государственной алкогольной политики была и остается столь же простой – извлечение прибыли. В этом отношении государство мало чем отличается от коммерческих структур, занимающихся бизнесом на пороках.

Автор статьи: Нужный Владимир Павлович
профессор, д.м.н., специалист по токсикологии алкоголя и алкогольных напитков.


Токсические свойства самогона —


Самогон vs водка —


Самогон vs коньяк —